Naka-Meguro/Chidorigafuchi

DSC06605777.jpg

Когда наступает ханами, сопротивляться бесполезно. Цветочная волна потсепенно ползёт с юга на север, заполняя долины и поднимаясь в горы, затекая юными ростками и сорванными ветром лепестками в самые крошечные переулки и горные тропинки.
Это как Новый год или Рождество, только не то, которое тебе продают в магазинах, а настоящее, правильное, которое находит тебя само и заставляет впадать в романтический транс, очень нужное сезонное явление, которое помогает почувствовать ход времени, когда собственная жизнь начинает казаться поездом, несущимся сквозь дни, сезоны и годы, и периодически нужно заставлять безумного машиниста тормозить, чтобы посмотреть на всё вокруг не из окна.
Вообще цветение сакуры никогда не было целью моего приезда в Японию, просто весной это удобно: Москва особо не связывает никакими делами, а в Канто уже хорошая погода, от которой в Японии я завишу довольно сильно, потому что провожу на улице почти всё время. С ноутом, с фотошопом, иллюстратором, прокриэйтом, файнал катом, если надо. И это здорово, на самом деле. Можно проболтаться по городу весь день, и за те два часа, что сядешь поработать, сделать больше, чем за целый день дома, потому что раз уж зашел в кофешоп или встретил хорошую лавочку у пруда, надо использовать место максимально.
А ещё, знаете, Диснейленд в этом году мне не светит. А он должен мне. Должен моральную компенсацию за все те двадцать с лишним лет, что я жила без него, в то время как все нормальные японские и американские (французских детей в расчёт не берём, это зашквар). Но пока парки закрыты, компенсирую сама себе забегами по Токио, в принципе даде помогает.


Collapse )

Shinjuku/Meiji

DSC065087777.jpg

Знаете, вот пока живёшь, мир вокруг и внутри тебя довольно сильно меняется, иногда постепенно, иногда круто и неожиданно, и каждое  изменение сначала воспринимаешь как константу и новый порядок, типа, окей, было так, а теперь будет вот так, а потом и это меняется, либо модифицируется, либо исчезает, уступая место новому, и, с одной стороны, очень хочется иметь свой личный Омут Памяти, в который можно нырнуть и повторить, а с другой, я же прекрасно понимаю, что всё это, из того, зпа чем хочется иногда нырять в омут, не случилось бы, если бы я не дала этому место, пытаясь повторить уже прожитое. Окей, оно было чудесным, пусть чудесным и останется, а не превращается в рутину, ей же может стать что угодно, даже полёты из особняка в Нагано на фестрале с пересадкой на биомеханоидного единорога в Сайтама, если это твой ежедневный путь в офис. Некогда жалеть, что некоторых вещей в твоей жизни уже не будет (хотя кто знает?), и ты сам ведь не знаешь, что займёт освободившиеся слоты — валяние с ноутом и фотошопом под Чилаут-микс и сопение кота, или свидание в бэтмобиле под полной луной.
Но речь вообще о Синдзюку.

Collapse )
  • es3n

"Кухонный город" в Токио

«Все для кухни» прям отдельная отрасль для Японии, кажется. Про Токио у нас тут много прекрасного и метафизического - хочется просто немного совершенно практичного и материалистического личного опыта привнести. Кухонный город подойдет и шопоголикам и людям не сильно озабоченным покупками - можно и на кухню чего то интересного купить, и хорошие подарки близким и посмотреть на отрасль муляжей еды, которую потом встретишь по всей стране в любой ресторации.

япония, манза онсэн, manza onsen, онсен, ванна, горячий источник
Collapse )

Kamakura

DSC06404777.jpg


Так-так, Камакура.
Мне сложновато даются такие записи, есть искушение изменить себе и просто скинуть на вас гору фотографий, ага, красивых, что не сильно моя заслуга, но это будет неправильно в первую очередь по отношению к местам, которые я хочу показать, потому что на меня в который раз вывалилась куча красоты, а я её отсняла на камеру за кучу денег (да нет, просто покажите мне удобный фотик не за кучу денег), потратила пару часов на разбор и обработку фотографий, и нельзя же просто так взять и вывалить это в интернет. Да, я в курсе, что эта красота самодостаточна и не требует моих неловких комментариев, а вот моё соприкосновение с ней требует. Я как песчинка, попавшая в раковину к моллюску, только моллюск почему-то не против, может, понимает, что рано или поздно я хочу капучино в картонном стаканчике без кофеина и на соевом молоке, и уеду за ним в свой бурлящий механизмами Токио.
В Камакуре, наверное, можно неделю безвылазно провести, изучая её многочисленные храмы и коротая вечера на пляже и торговых улочках (чревато покупкой количества фуросики, несовместимых с размерами шкафа), но для меня она хороша вот так, набегами: сорваться, вдохнуть горного и морского воздуха, забить квадрицепсы на лесницах, увязнуть в песке, а с наступлением сумерек уже смотреть на сонно проплывающую в окнах электрички Канагаву.



Collapse )

Цветение сакуры в Токио

Это в какой-то степени клише, но цветение сакуры в Токио — моё любимое время. Эти воздушные розово-белые облака соцветий всегда напоминают мне о том мартовском дне 2013-го года, когда я впервые приземлилась в Токио. В аэропорту Нарита я села в оранжевый автобус фирмы Limousine bus. В автобусе, уставшая после бессонной ночи в дороге, я на момент закрыла глаза. Когда я их открыла, я поняла, что автобус уже тихо скользил по улицам города, такого непохожего ни на один из тех, что я видела раньше.

Было очень волнительно видеть все эти футуристические небоскрёбы и многоуровневые переплетения автострады. В какой-то момент автобус проезжал мимо большого пруда, берега которого обрамляли огромные цветущие деревья. По пруду скользили многочисленные гребные лодки и катамараны. Всё это выглядело как аккуратно нарисованная идиллическая сцена из какого-нибудь аниме-фильма. Этот фрагмент до сих пор свеж и ярок в моей памяти. Я до сих пор не уверена, что именно за парк мы проезжали в тот день, но с тех пор я побывала в нескольких местах Токио, похожих на это. Сегодня я хочу показать вам одно из них.

Chiyoda_00129-2048x1367.jpg


Collapse )

Shibuya

DSC06334777.jpg

Токио удивителен своей универсальностью. Я обычно зову это многогранностью, но чем дальше, тем больше я убеждаюсь в том, что он действительно универсален, хотя в первую очередь он — для тех, чьи мечты о будущем, хоть и не отрицают стерильной эппловской стилистики с заполняющим белым светом, скользящим по гладким поверхностям стен и гаджетов, в первую очередь выглядят как классический, сочный, светящийся радужным неоном сквозь чёрные сгустки толстых проводов киберпанк (хотя это понятие стало настолько заезженным, что я изо всех сил стараюсь избегать его напрямую). Если оглянуться, эстетика киберпанка захватила и пропитала меня ещё задолго до того, как я вообще услышала это слово, и я не пытаюсь сказать, что я в теме задолго до того, как она стала мейнстримом, но важно осознавать (в первую очередь мне), что это одна из самых-самых основ пирамиды моего «я», какие бы элементы не перетасовывались на её вершине.
Поэтому, как бы ни менялась я, как бы ни менялся Токио, фактически у нас одна база, там-то и происходит синхронизация, там-то я и чувствую себя и Мотоко Кусанаги, и Риком Декардом, и Молли Миллионс, но, пожалуйста, не вслух, потому что даже нереалистичность этих персонажей не отменяет того, что по сравнению с ними я никто в кубе.

Collapse )

Jonajima

DSC062307777.jpg


Самолёты напоминают мне о доме. О доме, где выросла очень важная часть меня. Рядом был аэропорт, и самолёты постоянно гудели в голубом небе, над сливовыми и яблоневыми деревьями, над слегка колючим стриженым газоном, над остроконечной крышей беседки. Гудели днём, когда я читала Хроники Нарнии на диване на втором этаже, гудели светлыми вечерами, когда мы с братом переставляли круглые поливалки для газона, и вечерами тёмными, когда в стёклах многократно отражались люстры и уличные фонари, и за ними нельзя было разглядеть сигнальных огней стальных птиц. Всё, что мы делали, сопровождалось низким, утробным, обволакивающим, успокаивающим гулом, с той высоты, когда он уже не давит, но ещё заметен. Листать старые книжки на мансарде, трясти баллон со взбитыми сливками, чтобы выдавить их в фруктовый салат (по-моему это была наша с братом основная еда, а ещё даниссимо и странные шоколадки с мятой из только-только открывшейся в Химках Икеи), кормить огромных соседских кроликов, смотреть Каспера на VHS, устроившись вдвоём, если не втроём, в огромном бежевом кресле — всё под блестящими крыльями самолётов.
Здесь у меня появился конфетно-голубой айпод мини, а потом его сменил айпод видео, под завязку забитый, как мне тогда казалось, всей музыкой, которая только может быть на свете, знакомой и незнакомой, от Ника Кейва и Siouxsie and the Banshees до моих Rammstein и Nine Inch Nails.
Гул самолётных двигателей — это тёплая волна счастья, мягко накрывающая воспоминаниями о серых узорах с кентаврами и единорогами на книжных переплётах, о кошачьих лапках, топающих по лестницам, о кухне синего цвета, которую так заливало солнцем в ясные дни.

Collapse )

Asakusa

DSC05806777.jpg

Когда мы ушли из Накагина, не было ещё и двух часов дня, и эти впечатления нужно было заполировать едой и прогулкой по чему-то нейтральному. От Симбаси, одной из моих любимых токийских станций, очень просто добраться до Асакуса — на метро по прямой, по Гинза-сен. В Асакуса без необходимости заносит не так часто, это не из тех районов Токио, в которых я часто бываю, а в этот приезд мы туда ещё не наведывались, так что решили не упускать возможность и посмотреть, что там как, особенно в это время, когда туристический поток существенно схлынул. По дороге к Сэнсо-дзи Токио подкинул нам ещё одну маленькую радость жизни в виде лавки с едой на вынос, и расползтись по лавочке рядом с клумбой, да ещё и в компании горячего одена и карри было весьма приятно.
А Асакуса, сильно она наводнена туристами или нет, не теряет своего праздничного настроя, и не потеряет, надеюсь. И ещё тут мой любимый большой магазин со всякой фестивальной одеждой, где просто тьма разных хаори, тенугуи и простых оби, и там я даже нашла дзика-таби 46 размера, когда они были мне нужны. А вообще, здесь всегда приятно провести час-другой — пройтись по Накамисэ-дори, закусывая чем-нибудь из многочисленных вкусностей, которые там продают, заглянуть в прохладную темноту главного зала Сэнсо-дзи, сделать пару кадров резвящихся в пруду карпов, или поймать в объектив улыбки рикш...

Collapse )

Nakagin Capsule Tower

DSC05502777.jpg
О, не знаю, будет ли этот пост информативным, но для меня он будет непростым.

Nakagin Capsule Tower — башня странного вида, недалеко от станций Симбаси и Сиодоме. Два столба цвета ржавчины с прилепленными к ним паралеллепипедами-капсулами, стальные щупальца с гигантскими присосками, прорезавшие асфальт, стоглазый монстр, уставившийся на небоскрёбы Сиодоме.
Впервые я увидела её на фотографии несколько лет назад, просто копаясь в интернете, снимок из 70-х с маленьким разрешением, и что-то ёкнуло у меня внутри, и я сказала себе, что должна найти этот дом. Ближе к очередной (второй, наверное?) поездке в Японию дом немного подзабылся, но мы с экс-мужем нашли его случайно, гуляя с Гинзы до... не помню, в сторону Одайбы. Помню, что я заметила знакомые по фото очертания, рванула к нему и упёрлась в табличку с надписью "NO TRESPASSING", грозившую суровыми карами всем, кто осмелится открыть тяжёлую дверь. Накагин был уже не тем белоснежным зданием с фотографии: завешанный серой строительной сеткой, с подтёками на потемневших от времени капсулах, он скорее напоминал призрака в лохмотьях. Мне не хотелось уходить. И в течении нескольких лет я приходила к нему, и мне не хотелось уходить. Я его помню.
Я помню, что жила там. Не хочу даже пытаться дискутировать и рассуждать о количествах жизней и возможности перерождения, просто я помню вещи, которых нет нигде — ни на одной фотографии, ни на одной видеозаписи, нигде из того, что можно найти в сети. Помню рассвет в круглом окне, запах нагретого солнцем воздуха, резкие чёрные очертания машин на мосту, смятую после сна постель, помню ещё какие-то неуловимые мелочи, вроде баночек в ванной и жёлтой вывески по дороге к дому. Помню скорее даже атмосферу, чем кокретные вещи — воздух в комнате-капсуле, когда днём открываешь дверь, звуки лифта, шум за окном.
Может, это звучит забавно, или глупо, но на самом деле это грустно. Я скучаю по жизни, которую практически не помню. Помню, какого цвета волосы, но не помню, чем занималась. Мне кажется, Накагин хранит воспоминания всех, кто жил там, и если я попаду в ту свою капсулу, я вспомню или узнаю что-то очень важное. Когда обнимаешь один из его столбов, чувствуешь, как внутри этой махины с глухим лязганьем течёт жизнь. Я его слышу, и этот звук похож на гул, который издают космические тела.

Хотите, расскажу про белого кролика?
Всё началось с того, что в сложный период жизни (красная пилюля выбрала меня сама) меня начала преследовать музыкальная тема из Матрицы (тот самый Clubbed to Death), потом меня нашла девочка Алиса с татуировкой кролика и повела работать к себе в команду, и, Нео, твоё обучение кунг-фу началось...


Collapse )

Marunuochi

DSC05447777.jpg

Сейчас, когда я пишу этот пост, всё ещё продолжается мой двухнедельный карантин: мера, которая признана обязательной (и не сильно логичной, как мы все понимаем) после возвращения из-за границы, и, если не брать внимание прочие аспекты, это забавный тест на самоорганизацию и интроверность, первую неделю которого я прошла вполне достойно. Не знаю, как дальше будут развиваться мировые события, и как это повлияет на жизнь простых смертных, но пока что всё позволяет придерживаться концепции, что всё, что происходит, происходит для нас. В феврале, сидя в аэропорту, мы с дядей уже не в первый раз заговорили о том, что обществу с его странными приоритетами, а местами и их отсутствием, нужна встряска, чтобы напомнить о ценностях, обозначить цели, и всё такое. Примерно это сейчас и происходит — стабильное и верное медленно начинает оседать на дно, оставляя на поверхности проблемы, и ликвидировать их гораздо проще, чем выкапывать и бережно отделять от нужного.
В частности, мне было интересно, а не является ли всё, что я делаю, в том числе и побегом от себя? Есть ли у меня причины бояться остаться наедине с собой? И сейчас, кажется, я вполне чётко могу ответить, что нет, не считая мелочей, с которыми несложно справиться. Эти две недели явно пошли мне на пользу — остановиться, заняться отснятым материалом, в очередной раз разобрать и перетрясти свои вещи, а ещё старая московская квартира, видимо, как следует отдохнула от меня за эти годы и даже начала скучать — я чувствую это по тому, как пространство начинает подстраиваться под меня. Ну что ж, спасибо, дом. Дом в качестве благодарности получил новый беспроводной пылесос, больше похожий на мощный ионный бластер, и от этого хорошо всем, потому что юзать бластер мне нравится.
Когда я обрабатывала фотографии для этого поста, в очередной раз мне приходило на ум, как многие называют Японию, Токио — сказкой, счастливым сном. И хотя я сама часто называю его волшебным, для меня он всегда был более чем реальным, настолько реальным, что, кажется, я могу прикоснуться к нему в любой момент, где бы я ни была, и это как раз та самая полноценная, яркая и сочная реальность, которая не вызывает сомнений.
Пойдём?


Collapse )